Самое загадочное место

«Там, где молчит история, говорят камни»
Древняя пословица

        В массовом сознании рядового россиянина наша республика постепенно становится тем же, чем была в своё время Лапландия для жителей Европы – далёкая, полусказочная страна, на территории которой возможны любые чудеса.
Во всяком случае, для жителей России наш край полон поистине мистического очарования. Уникальность Карелии в том, что в отличие от большинства российских регионов, достопримечательности которых уже хорошо изучены, описаны, пронумерованы и заняли своё место на пыльных страницах музейных каталогов, наш край всё ещё может подарить исследователям новые открытия и находки. Причём самые загадочные и неожиданные!
Река Охта, протекающая по таёжным, заповедным местам Беломорского края, не только один из наиболее известных и любимых карельских маршрутов туристов-водников (ежегодно, за летний сезон, по Охте сплавляются, в среднем, до шести тысяч туристов со всей России), но и одна из самых загадочных рек республики. В народной памяти ещё до сих пор сохранились обрывки древних преданий и легенд о неких «камнях-идолах», поставленных невесть кем в таких глухих местах по берегам реки, где даже местные жители ориентировались с трудом.

Самая загадочная река Охта
Удивительные легенды о карельских камнях собрал в своё время известный журналист Карельского радио Николай Исаев – человек поразительной эрудиции и обаяния. Его, к сожалению, уже нет среди нас. Особенно потрясла нас одна – «где-то в карельской глуши есть большой валун, древний, как сама земля. И стоит тот валун на скале посреди болот. И поставили тот валун наши предки таким образом, что днём и ночью «поёт» он только ему понятные мелодии, но придёт к нему человек с добрыми мыслями и светлым сердцем, и поможет ему камень и подскажет, как быть, и снимет боль и усталость, и даст ему защиту от зверя лесного и страхов ночных». А поведал Николаю Исаеву ту легенду один из старожилов небольшой деревеньки Ушково, что стояла на берегу реки Охта. Только давно это было. Люди и деревни смертны, и легенда осталась легендой – доброй, по детски наивной, к практической жизни нашей никакого отношения не имеющей. Тем более, что подобных легенд разбросано по великой Руси предостаточно.
Искать одинокую глыбу, затерянную в карельской лесной глуши, так же непросто, как выискивать иголку в стоге сена. Однако, в конце концов, мы вышли-таки к небольшой скалистой возвышенности, поднявшись на которую, увидели на самой её вершине камень-сейд, установленный на своеобразную плоскую каменную подпорку. Скорее, услышали, потому что именно это было нашим первым впечатлением. Камень «пел»! Сильный ветер прорывался сквозь узкую щель между плоской вершиной скалы и нижней частью камня благодаря той самой каменной подпорке, которую мы увидели, как только подошли ближе. Ощущение было незабываемое. Звуки были очень мелодичными; иногда они напоминали маршевую многоголосицу оркестра, а иногда – выводимую одиноким путником где-то высоко в горах задушевную мелодию свирели. Всё зависело от силы ветра и, что самое загадочное, от положения камня, который иногда меняет своё положение, раскачиваясь вперёд-назад, вправо-влево. Другими словами, плоская каменная подставка необходима не только для того, чтобы сделать специальный «зазор» между вершиной скалы и камнем, благодаря чему, собственно, и возникают звуки, но и выступает в качестве своеобразного «шарнира». Камень как бы балансирует на этой подставке, что наблюдалось даже невооружённым глазом. Это происходило и в моменты полного отсутствия ветра, хотя мы прекрасно понимали, что никакой ветер не в состоянии покачнуть монолит подобных размеров.
Создавалось совершенно определённое впечатление о «рукотворности» данной «композиции». Вокруг камня возвышались деревья и кустарники, и только в одном направлении открывался естественный проход, не заросший деревьями, который давал возможность свободного движения ветру. В эту-то сторону и был ориентирован камень. Вокруг камня – идеально утоптанная площадка, хотя каких-либо свежих следов мы так и не обнаружили. Видимо, приходили к этому камню издревле. Кто и зачем, какие ритуально-магические обряды совершались здесь – об этом можно только догадываться. Людская память не сохранила о тех далёких временах никаких сведений.

Читать далее