Легенды и мифы о прародителе

Легенды о первочеловеке или о первом божественном человекоподобном существе распространены по всему миру. В мифах и преданиях разных народов есть представление о мужском и женском началах первочеловека. Расчленение, разделение (в Библии это выражено символикой «ребра») его тела на два начала, мужское и женское, символизируют две половины «расколотого» изображения Онежского Адама. Сохранение подобных мифов очень близко у разных народов, даже не находящихся в антропологическом или лингвистическом родстве. Везде повествуется о первочеловеке как о прародителе, причем во многих сказаниях (и в духовных стихах о «Голубиной книге») он осмысляется не только как предок людей, но и как материя, из которой появился видимый мир. Во всех версиях духовного стиха о «Голубиной книге» Адам – это прародитель людей, и из его частей, так же, например, как и из частей тела индийского Пуруши, происходят сословия:
«Оттого у нас в земле цари пошли –
От святой главы от Адамовой;
Оттого зачались князья-бояры –
От святых мощей от Адамовых;
Оттого крестьяне православные –
От свята колена от Адамова.»

Прародитель Адам Изображение Онежского Адама трёхчастно. Отдельно прорисована голова, массивный корпус с руками, ноги, согнутые в коленях. Создаётся впечатление, что древний художник пытался выразить в изображении Адама идею троичности человеческого общества, где каждое из сословий произошло от определённых частей прародителя: цари (священство) – от главы, воины – от мощей, крестьяне – от колен.
Некоторые исследователи полагают, что поза Адама, его согнутые в коленях ноги обозначают танец, пляску. Скорее всего, это действительно так, поскольку в славянской (и не только в ней) мифологии сохранились чёткие представления о пляске как о творческом акте.
Над левым плечом Онежского Адама изображён большой солярный символ, который в точности повторяет изображение левого глаза Адама. Оба рисунка (глаз и солнце) тождественны и отличаются только размерами. Символ солнца изображён в непосредственной близости от лица Адама и, исходя из анализа легенд о происхождении мира и человека, в частности, из анализа духовных стихов о «Голубиной книги», сам собой напрашивается вывод, что данная композиция изображает момент происхождения (рождения) солнца из глаза первопредка. В славянском фольклоре утренняя заря зовется «Оком Божьим». «Зори утренни от очей Господних», – подтверждает «Голубиная книга».
Поверх левой руки изображения онежского первочеловека предположительно в ХV веке «выбит» православный крест. Исследователи карельских петроглифов склонны видеть в этом отражение борьбы христианства с «язычеством». Но, если допустить, что наскальное изображение Адама (Беса – в привычной трактовке) воспринималось негативно, в качестве беса, то логично предположить, что для защиты от влияния нечистого духа верующий христианин начертал бы крест поверх «бесовского» изображения. Другими словами, перечеркнул бы или заслонил бы крестом само изображение. Крест же расположен поверх левой руки, почти вложен в руку. Подобное изображение креста, нанесённое не поверх изображения, а рядом с фигурой «непримиримого идеологического противника», трудно считать отпечатком борьбы христианства с язычеством. Отсутствуют также следы искусственного повреждения фигуры Беса.
Трудно представить себе, что такое изображение креста нанесли православные монахи, стремясь «победить нечистого». Дело в том, что в православной иконографии крест в руке человека изображается в том случае, если тот признается исповедником веры или мучеником. Сознательно изобразить крест в руке «беса» – кощунство. Возможно, что человек, наносивший на скалу изображение креста, не видел в фигуре «беса» противника, а считал её изображением прародителя, которому был добавлен христианский атрибут. Крест мог быть нанесён с целью уточнения положительного смысла образа, чтобы в будущем избежать неверных и негативных толкований при прочтении наскального изображения.
Скорее всего, христианин, выбивший крест на скале знал Стих о «Голубиной книге» и соотносил сюжеты, изображённые онежскими петроглифами, с «Книгой». Тогда можно говорить, что еще в ХV веке наскальные изображения Онежского озера были понятны местным жителям и читались! Велика вероятность, что фрагменты традиции прочтения онежских петроглифов сохранялись до ХХ века. Ведь недаром Заонежье – крупнейший заповедник русской эпической традиции. Показательно также, что известнейшие сказители, певшие духовные стихи о «Голубиной книге», проживали в каких-то десятках километрах от древнего памятника. Не менее вероятно, что эта традиция умения читать стихи «Голубиной книги», зафиксированные в наскальной живописи Карелии, жива и поныне! Интересно, но мотивы духовных стихов о «Голубиной книге» выражены не только в камне. Совершенно тождественные петроглифам мотивы содержатся в русской вышивке и домовой резьбе.
Зная духовные стихи о «Голубиной книге», «ключ» к прочтению петроглифов и побывав на заветных скалах, можно представить (и восстановить), как на берегах Онежского озера тысячелетия назад мудрый певец шёл по «листам Книги» и пел слушателям о «тайнах повселенных», постепенно открывающихся в лучах восходящего Солнца. Одним словом – глубокий и правильный анализ духовных стихов о «Голубиной книге» дает возможность правильного прочтения карельских петроглифов – онежских и беломорских. Правильное прочтение карельских петроглифов дает истинное представление о содержании самой «Голубиной книги», что, в свою очередь, даёт нам истинное представление о древнейших истоках нашей истории и глубочайших истоках нашего миропонимания.
У нас на Русском Севере, в Карелии находится самая древняя индоевропейская книга, а русские являются носителями традиции её чтения, сохранившими живую нить, соединяющую нас с нашими прародителями – предками всех европейских народов.

 

Алексей ПОПОВ