Алатырь-камень

Если «вселенский закон» был недоступен непосредственному восприятию человека, то внешнюю историю его возникновения рассказывали нашим предкам духовные стихи о «Голубиной книге». Насколько можно судить, основы этого священного сказания начинают закладываться практически одновременно с возникновением человеческого мышления в связи с постановкой вопросов об окружающем мире. По объективным причинам точно определить этот момент невозможно, поскольку он может исчисляться сотнями тысяч лет. Однако, на основе имеющихся многочисленных данных, можно уверенно сказать, что окончательное сложение структуры священных текстов о «Голубиной книге» и целого ряда её сюжетов, уже зафиксировано в момент распада индоевропейской общности более пяти тысяч до н.э.. Другими словами, духовные стихи о «Голубиной книге» были созданы много раньше египетских пирамид, и традиция их передачи из уст в уста в не меньшей степени, чем пирамиды, символизировала победу человеческого духа над временем.
Следует также упомянуть чрезвычайное известие болгарского писателя конца 9 — начала 10 века Ч. Храбра: «Славяне, когда были язычниками, не имели письмен, но читали и гадали с помощью черт и резов» (из книги: Сказания о начале славянской письменности. – М., 1981. – С. 102). Списки Лаврентьевской, Савинской, Хилендарской летописей указывают также, что у древних славян, вместо слова «письмен», употреблялось слово «книг». Таким образом, славяне-язычники имели самобытную письменность (черты и резы), с помощью которой могли записывать и читать, что полностью подтверждается археологическими и иными данными, но не имели написанных ими книг. Тем не менее, весьма устойчивый образ «Голубиной книги», встречающийся почти во всех вариантах духовного стиха о ней, позволяет говорить о некоем древнем прототипе, существовавшем уже в языческий период, но не являвшимся книгой в традиционном понимании этого слова.
Различные варианты духовных стихов так или иначе связывают «Голубиную книгу» с камнем. Весьма примечательно, что со знаменитым Алатырь-камнем. Русские заговоры так рисуют внешний облик Алатыря: «И в том море-окияне есть белой камень Латырь, высота его шестьдесят сажен, долгота его шестьдесят сажен». Размеры «Голубиной книги» хоть и не такие гигантские, но также весьма внушительные и в целом вполне сопоставимы с Алатырём:
Велика книга голубиная!
Вдолину книга сорок локот,
поперёк книга тридцати локот,
в толщину книга десяти локот
(Сборник русских духовных стихов, составленный В. Варенцовым – СПб, 1860. – С. 21)
Так где же хранился этот священный камень, заключавший в себе вселенскую мудрость и давший самое первоначальное название книге – «Каменная книга», уже позже ставшей «Глубинной», а еще позже «Голубиной»? Один сказитель говорил П. Безсонову, что сама «Голубиная книга» «бережётся в Старом Ерусалиме» (Безсонов П. Калики перехожие. – М., 1861. – Вып. 2. С. 278). Поскольку это место явно противопоставлялось собственно Иерусалиму, символизирующему собой «пуп земли», логично предположить, что под «Старым Ерусалимом» понимался старый сакральный центр мира. Почти во всех мифологических традициях «пуп земли» является наиболее сакральным местом, через которое проходит мировая ось, связывающая Землю с другими уровнями мироздания.
В христианстве «пупом земли» считалась гора Голгофа, на которой был распят Иисус Христос. Если для христиан было абсолютно естественно считать свой главный город «пупом мироздания», то для европейских народов, которым была навязана новая христианская религия, это представление было совершенно противоестественным. Тем не менее, восприятие Иерусалима как «пупа земли» на долгие века стало аксиомой для всего христианского мира, в том числе и для Руси.
Духовные стихи об Алатырь-камнеОднако в апокрифах, «вольных переложениях Библии», русских заговорах и былинах указывается на то, что образу христианской горы предшествовал образ священной горы славянского язычества, также символизирующий собой «центр Мира». Славянский образ «мировой горы» имел сакральное обозначение – «Святые горы», аналогом которой являлся образ индийской горы Меру. Гора Меру, мифологический образ которой сохранился до настоящего времени, по верованиям индусов находилась в центре Земли под Полярной звездой и была окружена мировым океаном.
Исходя из того, что священные тексты индийской «Махабхараты» и иранской «Авесты», свидетельства скифской и древнегреческой мифологии помещают прародину арьев-индоевропейцев в тех широтах, где полгода длится день и полгода ночь, высоко над головой постоянно находится Полярная звезда и Большая медведица, простирается замерзающее море и сверкает Полярное сияние, а главным географическим ориентиром этой Прародины являются Священные горы, возникает вполне закономерный вывод. Единственно возможной является идентификация древнейших гор славянского (как и всей индоевропейской общности) так называемого «язычества» с теми широтами севера Восточной Европы, которые включают в себя горные системы Приполярного Урала, Тиманского Кряжа и Северных Увалов.
Представления славянского мира и духовных стихов о «Голубиной книге» идентичны также относительно северной локализации Алатырь-камня. На это указывают, во-первых, название Балтийского (или Варяжского) моря в качестве «Латырь-моря», а во-вторых, географический ареал основного бытования этого образа в Восточной Европе, по сравнению с другими территориями.
Cакральная значимость Алатырь-камня как «космического центра» объясняет и то, что к Камню «выпадает» сама «Голубиная книга». «Выпадает» – это символическое изображение «мудрости высшей, божественной», данной человеку посредством «вещего волхва» и занесенной «чертами и резами» на поверхности Камня. Поэтому, и дальнейшие представления о Камне как о границе между жизнью и смертью ещё более сближает его с глубинной мудростью, обрести которую возможно только в потустороннем мире. Таким образом, Алатырь-камень – это алтарь, наивысшая сакральная точка, где возможно даже «переустройство существующего порядка» при помощи «вселенского закона». Поэтому, самые мудрые из волхвов, знавшие истинные Знания, запечатленные на Камне, для новоявленной христианской религии были врагами номер один и всячески преследовались. Материалы тех же духовных стихов о «Голубиной книге» не только однозначно свидетельствуют о наличии на Руси волхвов как самостоятельного сословия, но и говорят о том, что оно, в полном соответствии с индоевропейской традицией, занимало доминирующее положение в обществе, во всяком случае, на севере страны.
Алатырь-камень, как мифологический, сакральный образ, обладающий невероятной магической силой, в многочисленных мифологических, священных источниках, напрямую связан с не менее легендарным островом Буян. Любопытно, но в священных традициях русских сказаний, остров Буян имел свой прообраз, который связывается с островами современного Белого моря, входящих в так называемый «архипелаг Кузова», в частности – острова Русский и Немецкий Кузова. Конечно, это их современные названия, поэтому главное в другом.
В ряде важнейших масонских источников, как указывал Н.К. Рерих, посвятивший немало времени и сил изучению сакральной истории российского севера, символами образа Буяна выступали «Трезубец» и «Роза». Символ «Трезубец» – символ верховного бога, символизирующий единство трёх форм времени и трёх сфер мира — воды, земли, неба. Символ «Розы» – символ красоты, совершенства, мудрости, тайны, символизирующий образ мистического центра, сердца, рая. Данные символы выражают собой основные принципы мироздания и являются основополагающими в древних культурах многих народов.
На острове «Немецкий Кузов», самой природой «выложен» огромный скальный хребет в виде «трезубца», а остров «Русский Кузов» сам похож на огромную «каменную розу». На «Русском Кузове» чётко просматриваются семь скальных «лепестков», а между «лепестками» находятся уникальные археологические артефакты, которые специалисты Русского географического общества связывают с гиперборейским прошлым Русского Севера. Более того, во всех готских храмах, построенных в Европе, изображенные на полу символы Розы ориентированы строго на конкретное место Белого моря – «Русский и Немецкий Кузова». Самый известный готский храм Сан-Сюльпис на острове Сен-Луи во Франции сам имеет форму «семилепестковой розы».
Сюда же можно отнести и недавно опубликованные материалы древнейших былин из родовой клади Голяковых, прямо свидетельствующие о гибели «Ирия рая» – комфортной среды обитания, существовавшей на побережье Белого моря в один из крупных межстадиалов Валдайского оледенения пятьдесят тысяч лет назад. Память о «райской прародине» сохранилась во множестве древних славянских легенд. «Ирий рай» – островная (Соловецкая) земля легендарного Беловодья русских преданий, даже стал причиной появления особого религиозного течения в старообрядчестве – «Беловодской иерархии». Ещё во второй половине позапрошлого века Беловодье являлось мистической целью староверов, что объясняет многие загадки, связанные с центральным местом Карелии в духовном движении старообрядцев. Ведь и «Гандвик» – одно из древнейших названий Белого моря, дошедших до нас от картографов средневековья – обозначает «Море Вещуний», «Море Предсказателей».
Мощнейшие сакральные центры древнего Севера, символизируемые ныне тремя Храмами «Преображения» – Валаамским, Соловецким и Кижским – до сих пор хранят на территории этого символического «треугольника» величайшую святыню русской духовной истории – «Каменную книгу», в сакральных знаках которой отразилась истинная история и культура русского народа. Недаром, северные старцы-богомольцы предсказывали, что именно через эти места начнется очищение России. Именно здесь «сгущается благодать», становясь явной для чутких сердец. Здесь душа Русского Севера, средоточие его гармоний.

Алексей ПОПОВ