Праведничество
Вера на Знании от Вита

Сказочники и реалисты

Кушать хочется

А что делать? Жить-то надо. И, желательно, достойно: чело увито лаврами, уютное гнёздышко, в котором душевно отдыхается после того, как ежедневную громаду дел осилил, и корку хлеба (белого) с икоркой (да пусть чёрной) просить не нужно – всего уже с запасом.

Это я к тому, что науки как стройного, целостного, функционально оправданного, архитектурно осмысленного здания нет и никогда не существовало. А учёные есть. И хотят есть, поелику тоже люди, не боги. И всего не знают.

Вся-то премудрость: сделать так, чтобы другие не знали, что и ты не знаешь.

Нет, но есть

Абсурд. Науки нет, а учёные, то есть те, кого кто-то чему-то научил, есть. Кто научил? Тот, кто надо, тот и научил. Чему научил? Натурально, в своём деле не торопиться – открытия, если и случаются, делаются раз в жизни, а зарплату желательно получать не реже, чем раз в месяц. Ещё не выпячиваться, знать свой шесток, смотреть в затылок наставнику и дышать, как скажет. Держать левую ногу наготове: вдруг босс поскользнётся, помочь святое дело. А ещё по делу - не по делу кричать «Эврика!» и бегать голым, так можно быстрее влиться в ряды столпов, степенных остепенённых.

Парадокс. Государство до сих пор считает, что наука у него есть. Впрочем, чему здесь удивляться? Институты, государство и наука как две колонны под одной балкой демократического централизма. Из двух этих институтов интеллектуальный аппарат науки, пожалуй, изощрён поболе. Здесь нужно ещё одно умение – надо убедить инвестора, государство, что вот-вот всё у учёных выйдет, и деньги умножатся сторицей, мускулы страны нальются, закрома лопнут от избытка и убоится всякий посторонний.

А там, где деньги, там и охотники до денег. С конкурентами в науке, внешне такой благообразной, никто не миндальничает, решают радикально, так в мафии исторически сложилось.

Иное знание

Знающие знают: есть то, что государству можно знать, и то, о чём чиновников осведомлять не нужно. Например, о том, что Мир совсем не такой, как большинство считает.

Пусть государство думает, что строит здание науки из отдельных кирпичей разных многочисленных наук. Ничего у него не выйдет без связующего – строительного раствора: иного знания, на этот раз целого, истинного, без лишнего и без ошибок.

Иная история

Строящееся здание науки должно быть на виду, так государству и ведомому обществу спокойней и иллюзия «уверенности в завтрашнем дне» имеет место.

Однако (опять же знающие знают) история, мягко говоря, не совсем правдива. Оказывается, утро цивилизации встречали не эволюционизирующие обезьяны, а боги в раю, и люди их потомки. Так по всему миру древние, не глупее нас, считали.

Конец истории

Из-за эффекта энтропии энергия со временем ослабевает, качество жизни падает, количество, наоборот, растёт, единое мельчает, целое обращается нецелым.

Здание науки ещё не выстроено, а уже разрушается, превращается в руины. Виной так называемый «материализм», идеология внешнего при полном отказе от внутреннего, тогда как именно внутреннее, сокрытое, было всегда всему началом.

Есть причины поголовному увлечению внешним: история завершает круг, всегда в этой стадии настоящее вытесняется мнимым, и скоро всё решится.

Начало истории

Предкам, которые от богов, строить здание науки не пристало. По центру земного рая возвышался прекраснейший Храм Знания от Господа, и были в него вхожи. Это было в начале, а сейчас конец.

Не разрозненное «материалистическое» знание учёных, но иное, целое, Господь вручил первым, расам, чтобы, могущие, могущественные, в счастье жили, и так было.

И ранее и ныне тайные общества посвящённых ищут Храм Знания, дерзают истин причаститься. Ибо не разрушен, а перешёл из одной сферы времени в другую.

Война потомков с предками

В борьбе с тем, что умом принять не в силах, материалистическая наука «у власти» поступает ожидаемо, предсказуемо, неоригинально. Ошельмовать, осмеять без доказательств, строптивых затравить, и вся недолга! И ведь работает, а государство помогает, так как ещё верит, что эта наука спасёт и выручит, когда последнюю печать взломают.

Сейчас наука будто армия, с главнокомандующим, офицерами и рядовыми. Поступил не по уставу – следуй на гауптвахту. Проступок серьёзней – военные дознаватели за тебя возьмутся, комиссии по лженауке свой вердикт наложат. Ещё в арсенале мер подавления военно-полевой суд и трибунал. Нонсенс: судят не за преступления, а за знания, не прописанные в уставе. Пока не прописанные, ведь процесс познания не стоит на месте, всё чаще «безумные» идеи в науке торжествуют.

Вот, что происходит: отцеборство, война потомков с предками, уходящих – с теми, кто приходит.

Битва метода с результатом

А ведь наука лукавит с самого начала и об этом знает! Её базовый принцип повторяемости опыта некорректен из-за невозможности полного соблюдения идентичности условий: вселенная не стоит на месте, всё в ней перемещается относительно друг друга, и то, что было миг назад, уже неактуально.

«Нельзя войти в одну и ту же реку», но входят, и манят за собой, и называют течением жизни, но – Лета, поток забвения. Забвение не смерть, но хуже смерти, когда отнято право возрождения.

Наверное, здесь представители науки вскипят и в праведном гневе потянут палаши из ножен. Но что так-то? Сами говорите: по-грешность. Грешить в малом – то же самое, что грешить в большом, ещё Гермес указывал на это. Раз речь идёт о принципе, уж будьте последовательными и признайте: присутствует дефект научного метода, а с ним в совокупности – и результата.

Умные и безумные

Основная проблема нынешних учёных – они слишком умные. Это не насмешка, но трагедия для общества – потребителя научных достижений.

Дело в том, что универсально есть три формы, три иерархических уровня мирового интеллекта. Каждый отвечает за свой слой познаний и за используемый при этом метод. Метод ума – последовательность мышления, луч, логика. Выше ума – раз-ум, параллельность мыслительных потоков, сфера. Выше разума – о-ум, создание и осознание всех интеллектуальных парадоксов сразу, странная дыра-точка в центре интеллектной сферы.

В мировой интеллектуальной иерархии ум – понизу и не приспособлен к постижению парадоксов, тогда как Мир изначально парадоксален и даже более – абсурден. Мир без-умен, то есть обходится без связывающего по рукам и ногам ума, вопящего, мол, такое невозможно, тянущего за фалды назад, чтобы к Вершине не стремились.

Мир безумец или это гений? Пожалуй, гений. Контролирующий сверху ум и разум. Не сомневающийся. Могущий всё и сразу. И смеет и смеётся.

Все или никто

Трепещу, но продолжаю. Не боюсь, а до того боялся. Все знают, а кое-кто испытал на своей шкуре: если не в системе – не найти правды, но на свой зад найти что-то другое очень просто.

Осмелел почему? Времена пошли другие, конечные. Многие стали задумываться и видеть. Что впереди? Да ничего хорошего, и скоро: ад. Земной ад, а потом потоп, очищение, как неоднократно на планете было. Ной свидетель.

Скоро всем кранты. Скажете – пророк хренов! Соглашусь и принародно покаюсь, если не случится. Но будет. Будет ад. Если наука, государство и кое-кто повыше не согласятся: спасутся все или никто из окончившегося времени живым не выйдет.

Спаситель – тот, кто сообщит, как выжить. Что уцелеть, надо познать цель, стать Целым. Мир вечен, смерти во Вселенной нет, но для исцеления есть переход с одной времен´ной сферы на другую. Туда, где Храм Знания и снова рай.

Сказочники и реалисты

Умный убеждён и убеждает – наша реальность «материальна», фундаментальна, то только есть, что вижу и щупаю руками. И если что происходит, то неизбежно и без вариантов. Например, смерть. Умрут все, и отдельные лица и цивилизация как таковая, так как определены и в себе конечны.

Безумец хмыкнет: ваша «реальность» – псевдореальность, причём одна из многих, подобных, параллельных. Это мнимость, а во мнимости возможно всё, что пожелаешь. И будет так, как захочешь, если сумеешь все три формы интеллекта задействовать в процессе изменения. А смерти, повторюсь, в бесконечной вселенной нет и быть не может. Смерть связана со временем, но вечному Настоящему время не присуще.

Кто прав, кто здесь сказочники, а кто – реалисты, сам выбирай.

Что выберешь, то тебе и будет.


ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ